Олег Шелонин, Елена Шелонина

Очарованный меч

Часть 1

Глава 1

— Нет, нет, и еще раз нет! — Старый маг попытался было

проскользнуть в свою комнату, но Натка его опередила.

Шустрая девица перегородила дорогу, застыв со своей метлой в дверях и

не выпуская учителя из кабинета.

— Что значит «нет»? — спросила она воинственно. — А это ничего,

Марчун, что я на тебя уже почти год как проклятая пашу? Стираю, убираю,

отмываю от твоих вонючих зелий котлы, а ты за все труды мои каторжные

какие-то два жалких салта пожалел!

— За труды твои каторжные я тебя магии обучаю, неблагодарная

девчонка! А это дорогого стоит!

— Дорогого! — фыркнула Натка. — Паре примитивных заклинаний

— Сразу же об этом пожалел! — рявкнул маг. — Вся кухня вдребезги!

Одной только посуды разбила на золотой кнар. Чтоб больше я заклинаний

бытовой магии из твоих уст не слышал!

Энергичный магический посыл Марчуна отодвинул девицу в сторону, и

кипящий от негодования маг скрылся в опочивальне, сердито захлопнув за

собой дверь. Натка удрученно вздохнула. Номер не прошел. А те сережки на

рынке ну такая прелесть!

Поставив в угол уже ненужную метлу (для кого теперь стараться,

изображая трудолюбивую пай-девочку?), Натка плюхнулась в кресло

Марчуна, и забарабанила пальчиками по столу, обдумывая планы мести. Как

же его достать? Слабительное в суп подсыпать? Нет, это слишком мелко.

Надо этому скупердяю так удружить, чтоб до печенок пробрало! Надо…

надо… Однако думалось плохо. Перед глазами все еще стояли те

изумительные сережки. Это сбивало с мысли.

Тихо звякнул колокольчик входной двери.

— Входите, — сердито буркнула девица, нажимая ногой на педаль под

Хитроумная система подпольных рычагов разблокировала запоры,

создавая впечатление, что сработала магия, и в комнату вошел высокий

крепкий парень лет двадцати пяти. Судя по висящему на поясе мечу,

обшитой металлическими бляхами кожаной кирасе и стальным наручам, это

был наемник. Опытный, не раз побывавший в деле. Об этом говорили

застарелые шрамы, выглядывающие из-под кирасы, и свежий рубец на его

могучем бицепсе левой руки. Рубец был настолько свежий, что невольно

наводил на мысль о решающей битве при Энире, довершившей разгром

доригранцев, которая произошла всего неделю назад.

Натка окинула симпатичного наемника критическим взглядом и опять

вздохнула. Если бы на ней сейчас были те сережки, он бы в нее влюбился.

Непременно бы влюбился, несмотря на конопушки. Разве хоть один

нормальный мужчина сможет пройти мимо такой красоты? А без сережек у

У огненно-рыжей ученицы Марчуна было сезонное обострение

стервозности. Оно накатывало на нее каждую весну, так как в этот период на

ее курносом носике и румяных щечках обильно выступали веснушки,

которые, как она считала, делали ее дурнушкой. От этого так сильно

портился характер, что очередной маг выкидывал ее на улицу, не закончив

обучение, и на всякий случай накладывал заклятие недосягаемости на свое

жилище для маленькой вредины. Марчун был третий учитель за последние

— Что надо? — хмуро спросила Натка.

— Да мне бы это… меч зачаровать, — неуверенно пробормотал

наемник, топчась у двери. — Чтоб служил верно и жизнь мою хранил, пока

не восстановится справедливость.

— Ни фига себя заява, — фыркнула девица. — Еще какие пожелания

— Ну, чтобы не очень приметен был. Мне говорили, что тут маг

Сидящая за столом сердитая девица мало походила на мага.

— Живет. Только не всем он по карману. Да и не возьмется он за такой

— Это еще почему?

— По кочану! Пока не восстановится справедливость… — передразнила

Натка клиента. — Нет, я в принципе тоже за мир во всем мире, но это уж

слишком. Пока жив род человеческий, о справедливости можешь не мечтать!

— Ах, ты вот о чем, — сообразил наемник. — Ты неправильно меня

поняла. Я говорю о справедливости по отношению к хозяину этого меча.

— Это другое дело. Десять золотых, — заломила цену девчонка.

— Сколько?!! — ахнул наемник.

— Десять золотых кнар, — невозмутимо сказала Натка.

— А у меня всего два салта…

Глаза девчонки загорелись.

— Ха! Чтоб великий Марчун за какие-то жалкие два салта марался?

— А в городе других магов нет? — спросил расстроенный наемник.

— Ты в нашем городе впервые?

— Чего тогда нет?

— Кроме меня и Марчуна других магов в Кардамане нет! — нахально

— Конечно! Иначе чего я здесь сижу?

— Слушай, красавица, — наемник двинулся к столу, просительно глядя

на конопатую вредину, — а может, ты для меня меч зачаруешь? Очень уж

серьезное дело мне предстоит.

— Красавица…— радостно закивала головой Натка. — Звучит как

песня. Продолжай. Я так люблю подхалимаж!

— Какой еще подхалимаж? — обиделся наемник. — Ты действительно

симпатичная девчонка, и я…

— Все! Уломал. Гони сюда два салта и свою железку. Зачаровывать

Наемник поспешил выложить на стол деньги и грозный, отливающий

хищной синевой меч с узорчатой черной рукоятью на которой была

выгравирована надпись «Темлан».

— Ого! — Хотя в оружейном деле Натка была почти полный ноль,

дешевое ангалузское железо от благородной бушеронской стали отличить

могла. Такой меч стоил не меньше пятидесяти золотых кнар, а вот хозяин их,

похоже, сидел на мели. Впрочем, это было не ее дело.

— Зачем тебе мое имя? — насторожился наемник.

— А на кого я меч зачаровывать буду, бестолочь, на себя? —

рассердилась девица, воровато косясь на дверь, за которой скрылся Марчун.

Если старый скупердяй надумает выползти из своей конуры, сделке конец, и

не видать ей очаровательных сережек так изумительно подходящих под цвет

ее изумрудных глаз. Не видать, как своих ушей… в смысле в своих ушах их

— Тарбон, — слегка поколебавшись, еле слышно шепнул наемник.

Натка покосилась на рукоять. Наемник торопливо перевернул меч так,

чтобы гравировка созерцала столешницу, а не потолок.

— Значит, Темлан, — хмыкнула девчонка.

— Да тише ты!

— Не дрейфь, Тарбон. Имеешь дело с профи. Что такое

профессиональная этика знаешь?

— Это радует. Я маг высочайшей квалификации. Такие маги своих

клиентов не сдают. Так, не дыши. Сейчас я твой меч зачаровывать буду.

Натка прикрыла глаза, припоминая заклинание. Пару лет назад она

подслушала, как ее первый учитель зачаровывал меч начальника городской

стражи Брадмина. Слух у нее был хороший, и она, радуясь удаче, записала

заклинание в свой девичий дневник. Эх, его бы сейчас сюда! Но бежать в

свою комнатушку за шпаргалкой как-то несолидно. Ладно, будем работать по

памяти, решила ученица мага и забормотала заклинания, лаская мысленным

взором несравненные сережки в виде розовых цветочков с изумрудным

глазком, которые скоро сделают ее первой красавицей Кардамана, и начнут

штабелями укладывать кавалеров возле ног…

— Ты что делаешь? — завопил Тарбон.

Натка распахнула глаза.

На столе лежал все тот же меч. Вот только рукоятью его теперь служил

обрубок толстого зеленого стебля, а гардой лепесточки розового цветка, из

изумрудного центра которого торчал клинок.

— А чё, красиво получилось. И главное, теперь твой меч никто не

опознает, — обрадовала Тарбона Натка.

— Это точно… — пробормотал ошарашенный наемник. — Нет, меня

такая работа не устраивает.

— Почему? Очень симпатичный меч. Служить верно будет, зуб даю!

— На кой сдался мне твой зуб! Мне меч нормальный нужен! Возвращай

все быстренько назад.

— Я сказал, расколдовывай меч!

— Я его не заколдовывала, а зачаровывала, — возразила Натка.

— Ну, так разочаровывай назад! — начал закипать наемник.

— Гони еще два салта! — нахально заявила девица.

— Что?!! — чуть не задохнулся от возмущения Тарбон. — Да ты у меня

последнее отобрала!

— А медальон? Он как минимум на кнар потянет! На нем цепочка

золотая, да и сам явно не из меди сделан.

Наемник невольно схватился за висящий на груди медальон, видно,

испугавшись, что и его сейчас уведут, а потом рассвирепел окончательно.

— Значит, еще два салта тебе? Ах ты… — Тарбон попытался сцапать со

стола свои деньги, но Натка оказалась шустрее.

И надо же было Марчуну именно в этот момент выйти из своей

опочивальни. Увидев лежащий на столе меч с чем-то розовым в цветочек

вместо рукояти, он в первый момент невольно прыснул, потом перевел

взгляд на что-то прячущую за спиной в кулачке девчонку, растерянного

наемника, все понял и побагровел.

— ВОН!!! — Магическим порывом Натку и Тарбона вместе с его мечом

вынесло за дверь. Что ни говори, а Марчун был сильный маг. — И больше

близко к моему порогу не подходи! Будь проклят тот день, когда я взял тебя

в ученицы, дрянная девчонка!

Дверь жилища мага захлопнулась перед копошащимися на мостовой

девицей и ее облапошенным клиентом.

— Меня-то за что? — изумился наемник. — Я же пострадавшая

— Это я пострадавшая сторона, — поднялась с земли Натка. — Такого

доходного места из-за тебя лишилась! Он же без крова меня оставил,

— Нет, ну это уже наглость! — возмутился Тарбон. Наемник закинул

свой меч в ножны и чуть не заплакал, глядя на гламурную рукоять. — А ну,

давай расколдовывай мой меч обратно.

— Фигушки. — Натка бы расколдовала, но не знала как. Заклинание

снятия случайного или неправильного колдовства маги с ней еще не

— Тогда гони мои деньги назад!

Девчонка показала наемнику кукиш, потом, решив, что этого

недостаточно, добавила к первому кукишу второй, повертела ими перед

носом Тарбона, после чего развернулась и двинулась в сторону базара.

Внутреннее чутье ей подсказало, что Тарбон рыцарь. Рыцарь до мозга костей.

Рыцарь, которому практически с пеленок вдалбливали простую истину:

женщину нельзя бить даже цветами, и она не ошиблась. Наемник

переминался с ноги на ногу, растерянно глядя ей вслед.

— Рохля ты! — тяжко вздохнув, обругал себя Тарбон. — Рохля и

И тут меч на его поясе заволновался.

— Это еще что такое?

Что это такое, наемник понял, когда ножны, в которых находился меч с

несуразной рукоятью, потянули его за поясной ремень, вслед за нахальной

девчонкой, умыкнувшей у него последние деньги.

А ничего не подозревающая Натка уже лавировала между узкими

торговыми рядами Кардаманского базара, спеша к заветной цели. Лавка

торговца бижутерией была еще открыта, и, что самое главное, милые ее

сердцу сережки по-прежнему лежали на прилавке. Они дождались ее! Их еще

— И не уговаривай! — заволновался купец, увидев Натку. — Два салта

и ни пферингом меньше.

Беднягу можно было понять. Девица уже третью неделю доставала его,

яростно торгуясь из-за этих сережек, не имея при этом ни одного медяка в

кармане, и, что интересно, умудрилась сбить цену с целого кнара до двух

салт, но больше он не намерен был уступать. Торговать себе в убыток — это

— Прогоришь ты когда-нибудь из-за своей жадности, Абу, — попеняла

Натка купцу. — Не был бы ты таким жлобом, научила бы тебя нормальному

— А что такое бизнес? — заинтересовался Абу.

— Темнота! Элементарных вещей не знаешь, а за прилавок сел. Вот

отдал бы мне эти сережки даром, я бы тебя вмиг научила, как по-настоящему

— Так уж прямо и разбогатеть? — прищурился купец.

— За неделю оборот в три раза увеличишь, Всё с твоего прилавка

— Это как это? — азартно подался вперед Абу.

— Есть у меня в резерве один маркетинговый ход, — таинственно

прошептала юная авантюристка, — отбою от покупателей не будет. Ну, что?

Абу задумчиво пожевал губами, глядя на рыжую лисичку, ласкающую

взором разлюбезные ее сердцу сережки. Бизнес, маркетинг… — звучало

пугающе. Явно какие-то магические заклинания, но, если эта недоучка

начнет здесь колдовать, — лавке конец. О фантастической способности юной

колдуньи выворачивать наизнанку любое, даже самое простейшее

заклинание, знал уже весь город, а потому, когда она начинала ворожить,

народ просто разбегался. Но после пары инцидентов, последствия которых

пришлось разгребать ее учителям, мэр города категорически запретил ей

колдовать в общественных местах без присмотра своих менторов.

— Согласен. Зови сюда Марчуна и по рукам!

— А зачем нам Марчун? Я его в магическом плане уже давно переросла.

Мне у него учиться больше нечему. Да и не собираюсь я колдовать…

— Выгнали, — сообразил Абу. — Два салта и сережки твои.

— Жлоб! — вынесла свой вердикт Натка, выложила на прилавок два

салта и сцапала сережки. — Зеркало дай.

Наконец-то вожделенная добыча в ее руках! Нацепив сережки на уши,

девушка начала любоваться на свое отражение в зеркальце, услужливо

поданное ей купцом.

— Ну, как я тебе? — спросила она торговца.

— Упасть и не встать! — заверил ее Абу, радуясь завершению сделки, а

самое главное тому, что настырная девчонка наконец-то отстанет от него.

— Тогда чего не падаешь? — спросила девица, разглядывая в зеркальце

свой задорно вздернутый конопатый носик. С новыми сережками в ушах он

выглядел гораздо симпатичнее.

— Шаровары с утра новые надел. Жалко их в пыли валять. Еще что-

нибудь покупать будешь?

— Перебьешься.

— Тогда гони зеркальце назад.

— Я же говорю: жлоб! Нет в тебе размаха. Мог бы в довесок к сережкам

презентовать. Ой…

— Что «ой»?! — обеспокоился Абу.

— Ничего. Держи, скупердяй.

Девица вернула зеркало купцу и поспешила к выходу с базара. Причина

для поспешного бегства у нее была. В последний момент она увидела в

зеркальце за своей спиной облапошенного наемника. Он был еще достаточно

далеко, но двигался, продираясь сквозь базарную толпу, явно к ней. Вот

настырный! Все равно ведь с нее брать больше нечего. Денежки уже тю-тю!

А сережки свои она ему без боя не отдаст. Выбравшись с базара, Натка

нырнула в ближайшую подворотню, шмыгнула на соседнюю улицу,

проскочила пару кварталов, свернула еще в один переулок, сделала крюк

через центральный проспект Кардамана и, решив, что окончательно запутала

следы, остановилась перевести дух, прислонившись к изгороди какого-то

дома. Однако надежды ее не оправдались.

Через затрещавший плетень, под лай дворовых псов, перевалился

взмыленный наемник. При этом ему явно мешал меч, из-за которого он

перевалился так неловко, что рухнул на землю у самых ее ног.

— Вот оно! Началось, — изрекла слегка ошарашенная Натка.

— Что началось? — поднялся с земли Тарбон.

— Кавалеры штабелями возле ног укладываться начали.

Наемник на всякий случай оглянулся. Кроме него поблизости от

вздорной девицы ни одного кавалера не наблюдалось.

— Не зря я все-таки за сережки целых два салта отвалила. Красота —

это страшная сила.

Наемник посмотрел на конопатую девицу, оценил взглядом сережки,

перевел взор на рукоять своего меча и… рухнул. До него дошло. Натка

сердито смотрела на оглушительно хохочущего наемника, катавшегося в

пыли возле ее ног, и потихоньку сатанела.

— И как это понимать? — ледяным тоном спросила она.

— Как бурное проявление восторга. Считайте, что сразили наповал… —

простонал сквозь смех Тарбон. — Вот только что мы теперь делать будем? —

Наемник поднялся с земли и начал отряхиваться.

— Что будешь делать ты — не знаю, а лично я — домой, — решительно

— У тебя есть дом?

— Пока нет, но скоро будет.

— Пока мой меч за тобой собачкой бегает, придется тебе выделить мне в

своем доме комнату.

— Можно подумать, у меня этих комнат куча будет. Больше чем на одну

я не рассчитываю.

— Сочувствую. Значит, нам придется делить ее на двоих. У тебя

— А тебе зачем?

— Кинуть. Решение вопроса, кому спать на полу, а кому на кровати,

предлагаю предоставить случаю. Так будет справедливо. Есть правда третий

вариант: мы спим на одной кровати…

— Перебьешься! — тут же ощетинилась девица, заставив Тарбона опять

рассмеяться, и только после этого поняла, что он ее просто дразнит. — Есть

четвертый вариант.

— Мы возвращаемся на базар и толкаем там твой меч.

— Толкаем? — опешил наемник. — Девочка моя…

— Хорошо. Девочка-не-моя, мечами рубятся, а не толкаются.

— Эх ты, деревня! Толкать означает продавать!

— А-а-а… Ну надо же как мудрено это в Кардамане называется. В

принципе вариант. Вопрос только, кому ты собираешься толкать это чудо, —

кинул Тарбон на свой меч. — Покупатели со смеху помрут.

— Тогда на переплавку скинем кузнецам, — не сдавалась девица. — Как

минимум салт пять, а то и целый кнар за него выручим. Все ненужное на

слом, соберем металлолом!

— Меч бушеронской стали в переплавку? — фыркнул наемник. — Не

вздумай такое брякнуть в присутствии истинного ценителя настоящего

оружия. Убьют на месте.

— И что же делать? — расстроилась Натка.

Тарбон тяжко вздохнул и начал отцеплять от пояса меч.

— Э, ты это чего удумал? — заволновалась девушка.

— Тебе его подарить.

— С ума сошел?

— Нет. Мне такой меч теперь без надобности. В руках дамы этот

цветочек выглядит уместней.

— Но я же его на тебя зачаровала. Чтобы служил верно и так далее.

— Боюсь, что ты его не зачаровала, а очаровала. Это ведь он меня за

— А ты что подумала?

— Что это ты за собой меч притащил.

— Тут только два варианта: либо влюбился, либо решил меня побить.

— Я с дамами не воюю, — успокоил ее наемник.

— Тогда, значит, влюбился.

— Меч мой в тебя влюбился, — усмехнулся Тарбон, справившись с

застежками. — Держи красавица. — Наемник вложил в руки растерянной

девицы меч, не удержавшись, щелкнул ее по конопатому носику, развернулся

и пошел прочь, тихонько посмеиваясь на ходу.

В принципе причин для радости у него было мало. Наемник остался и

без денег, и без меча, но уж больно забавно выглядела ошарашенная

подарком девчонка. Подозрительные звуки за спиной заставили его

оглянуться. Ученица мага, пыхтя от натуги, боролась с мечом, который

тащил ее за собой. Тащил по направлению к Тарбону! Наемник остановился,

и меч тут же перестал рваться из ее рук. Тарбон с Наткой, чуя назревающую

проблему, одарили друг друга мрачным и слегка озадаченным взглядом.

— Не понял, — пробормотал наемник. — Девочка, как это понимать?

— Тупой. Потому и не понял, — огрызнулась Натка. — Я же его на тебя

зачаровала, вот он к тебе и рвется. Маг я сильный…

— Но дурной, — хмыкнул Тарбон. — Делать-то что теперь будем, маг?

— Экспериментировать.

— Эхспе… экспе… что?

— Научный эксперимент ставить будем, неуч! — Натка бросила меч на

— И что дальше?

— Разбегаемся.

Натка развернулась на сто восемьдесят градусов и припустила вдоль по

улице, бормоча себе под нос какое-то странное заклинание.

— Пять секунд полет нормальный, шесть секунд полет нормальный…

Наемник покачал головой и решил повторить ее маневр. Дальше ста

метров от себя меч их не отпустил. На десятой секунде «полета» неведомая

сила развернула обоих и понесла навстречу друг другу.

— Тормози! — завопила Натка.

— Не могу! — Наемник с размаху вляпался в девицу, которая

затрепыхалась в его объятиях, а у них под ногами радостно подпрыгивал

— Во попали! — в один голос сказали жертвы дурного заклинания

недоученной колдуньи…